?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Продолжаем читать о приключениях.
"В Антверпене  мы  поделали  с  румыном  все  дела.  Помню, как  выходя  из  магазина, где  мы  купили  еды  немного, на выходе нас  стали  цинично  обыскивать.  Расстегнули  рюкзаки, шарили по  карманам.  Мне такое  поведение  персонала  магазина  совершенно ни о чём не говорило, а вот румын очень  сильно  возмущался.
      Дело в том, что  румын  уже имел  за плечами  несколько  "командировок"  в  европейские  страны.  Он точно  знал,  что  так  шмонать  бесцеремонно  никто не имеет права ,  и,  выкладывая  своё  немногое  на стол  на виду  у посетителей сетевого магазина, он  качал права,  распинаясь  на очень приличном английском.  Выйдя  на улицу, румын   говорил  мне,  что  очень  сильно  жалеет о том,  что  решился  поехать  в  Бельгию .  Жалеет,  потому  что  в  стране с такими  нравами в магазинах  ему  скорее всего не удастся  осуществить  задуманное, а хотел  он ни много  ни  мало :  соорудить  какой- нибудь бизнес  у себя на родине.
          Для того, чтобы  мечта  осуществилась, надо было  выносить из  магазинов всё  ликвидное, отправлять  добро  домой  и ждать  вестей  из  деревни,  недалеко  от  реки Прут .  Самая  благая весть  :  достаточно, можешь  возвращаться, милый .  На  вопрос : почему  он  не  пытается  найти  работу, я поймал  на себе  очень многозначительный  взгляд  и короткое пояснение . Типа - от работы кони дохнут.
         По итогам  нашей поездки оказалось,  что мне  надо  съездить  в Брюссель, опять  же  - суета  с бумажками.  Как  быть,  мы не знали:  в пансионат румына  не пустили бы, и,  увидев  около  выхода  из магазина  двух  мужчин, я уверенно  пошёл  в их сторону. То, что  они  из  республик  СССР, не вызывало  у меня сомнений. Так  оно  и оказалось: тот,  что  постарше,  был из Белоруссии,  помоложе , наш одногодка -   питерский.
      Как  звали  белоруса,  не помню , а питерского  звали  Дмитрием.  Выглядел  Дима очень   и  очень  плохо.   Сальные  волосы, небрит, какой-то  весь пережёванный,  в нелепой  одежде. Но самым  заметным  был его обречённый  взгляд, совершенно  ничего  не выражающий, никаких  эмоций.
       Я попросил  ребят  приютить  румынёнка  на день, максимум  на два.  Пообещал  не  забыть  добра,  быть  радушным  хозяином,  когда  ко  мне будут  стучать в дверь   почтенные господа.     Но  всего  этого  можно  было не говорить,  можно  было  начинать  с :  сколько  надо  водки, столько  и будет.    Мне написали адрес,  где  искать  их по приезде, на всякий  случай  несколько  номеров  телефонов, и  я  отбыл  в  Брюссель, оставив  румыну  немного  деньжат.
        Тех  двух  людей, до и после, видел  только  я. Дима  в самых  дерзких  снах  себе  не  мог  представить , как  он  будет  выглядеть  через  шесть  месяцев.   Эти  двое  людей  были  Димой .  Димой, стоящим  в  тенёчке   у магазина  города  Антверпен.  И Дмитрием,  собирающимся  на самолёт   Копенгаген - Санкт Петербург,  - элегантным  франтом   в  дизайнерских  тряпках,    в модной причёске и трёхдневной стильной небритости  на  лице,  на котором  глаза выражали  уверенность  и  некое пренебрежение  даже.
        А  я  видел.  Но человек,  который  будет  переть   в  аэропорт  Копенгагена баулы  с  добром, которое  он  набил  в составе  питерской  команды, ничего  этого  не знал  пока, у него  все  эмоции  подобного  рода  были  впереди, и он  на  хорошем  английском  рассказывал  случайному знакомому  - румыну, как  его  достало  всё  в  Антверпене. Дима  рассказал,  как  он   и  ещё  около  двадцати  человек  из  Питера  приехали  в  Антверпен  по визе,  для  того  чтобы,  заплатив  по  три  штуки  баксов,  отбыть  в  Ирландию   с  правильными  документами   и разрешением  на работу.
        Но.  Тот человек,  которому они  все доверяли, ... банально  кинул  их.  Все  те, с кем  он приехал,  вернулись обратно, а Дима  был  должен  так  много, что  возвращаться  пустым в Питер  он  не видел  никакой  возможности .  Дима рассказал  румыну, чем  он промышлял  в  Антверпене , и не скрывал  того, что  потерял  смысл в жизни ( хотя об этом можно  было не говорить ) .
Вот  так, совершенно  спонтаннo стали пути -дорожки  наши  на одну  стезю.  Пока  я ездил  в Брюссель, Дима  с румыном прошвырнулись ( по просьбе румына ) по  тем  местам,  где  Дима прмышлял  себе на хлеб насущный, то есть на водку.  Он  крал  табак  и  сигареты, куда-то  это  сдавал   и на вырученные  деньги  покупал   водяру, на  оставшиеся - закуску. У белоруса  он  жил  лишь  потому,  что  белорус  его  не гнал  на улицу.   Всё  поведанное  и  увиденное  нагнало  жути на румына, и  у него  созрел  план  действий.
          Когда  я  вернулся из  Брюсселя и  нашёл  своих  дружков, румын  стал  жаловаться  мне  на  всё  подряд.  Я заподозрил неладное  и  слушал  повествование.  Дима  поддакивал, был  очень  взбудоражен  и готовился  сказать  мне то решение, которое  они  приняли  в моё  отсутствие :  Надо  валить  в Данию, там  хорошо.
        В  общем  и  целом  ответ мой  был  следующим  :   Ага , а в  Узбекистане  тепло  круглый  год, а  в Казахстане .....   Вы  с ума  сошли,  у меня никогда  в жизни  не было  своего  жилья, а тут  мне  его дали ..... просто  так .  Если  вы  считаете,  что  здесь  плохо, я  вам  советую  съездить  в  Италию, могу  адресочком поделиться.  Вы   придурки, как  вам  в голову пришло такое  мне  сказать.   Да  я  из  той  квартиры  месяц  выходить  не  буду,  как  войду  туда  и не буду  выходить,  пока  не   пропитаюсь  осознанием,  что  у  меня  есть  крыша  над  головой, столовая, душевая.  Вы  ....  да  вы  знаете  .....   -   я негодовал, переходил  с  молдавского  на русский, иногда  путаясь,  кому  на каком  говорить. Но они  меня  и  слышать  не  хотели.
         -  Просто  из  нас  никто  автомобиль   водить  не умеет,  -   cказал  мне  обречённо  Дима.
        -  Поехали  отсюда,  в Дании  шикарно,  через  полгода  всё  будет  вери  гуд. Поехали, наши  ребята  очень  хорошо  отзывались  о  Дании, -   говорил  румын, уверенно.
         Мне  стало  всё  понятно . Они надеялись,  что  я  смогу   угнать  машину  ( я говорил румыну,  что  если  надо будет, смогу   угнать  простенькую  машинёнку). Румын   полунамёком   говорил  , что  возможен  такой  вариант  перемещения  по  Европе , и,  пообщавшись  с  Димой,  они решили  свалить  из  Бельгии.  Оставалось  только  меня  уговорить.
         Я  благодарен  судьбе  за то , что  мне  никто  не предложил  повеситься  за компанию,  прыгнуть  в  колодец  вниз  головой   или  лечь  на рельсы  перед  товарным  поездом.  Конечно  же, я  иногда находил  в себе  силы   отказаться  от  какого-нибудь  дурно  пахнущего  предложения, но  на  такую   авантюру   я не  в состоянии  был  ответить  отказом. Тем  более  увидеть  счастье  на  лицах  людей, которые  ещё  день  назад  были в полном недоумении, оба, порознь. А  тут,  случайно  встретившись,  улыбались  друг  дружке,  как  дети  малые, услышав  от  меня :  Хер  с  вами ....   поехали !!!!!
         Дима чуть ли не заплакал, когда  первая  волна  сошла.  Он  не понимал,  того  что мне сказал румын .  В том  коротком   рассказе, который я  услышал  от  румына, была  одна  фраза,  которая  меня  сразила .  Я был  в таком  состоянии, что  не  отреагировать  на  неё  посчитал  бы  полнейшим скотством   со  своей  стороны. Помимо  всего  прочего  я  услышал  :  .....  пе  дынсу  требуе  ди  скос  дь а  аича  ... ни й  милэ де  баятул  эла ....      Для  себя  я перевёл  эти  слова примерно  так :  этот парень  в беде  .... берём  на  себя  ответственность  ...  у  меня  душа  разрывается,  глядя  на  него ......
      Эти слова, совершенно  искренне, говорил  человек,  который  сам   был  в  полнейшем  неведении   по  поводу  своей     собственной  судьбы  буквально  "час  назад".  А мне  совершенно не  хотелось  видеть  себя  держащимся   зубами  за  жильё, в которое меня почему-то никак  не вселяли.   В общем  через  час   мы  уже    были полностью поглощены  идеей  свалить  в  Данию.
   Румын,  как  самый  опытный  из  нас, взял  управление  на  себя, распределяя  обязанности.  Прежде  всего  он  почему- то решил  слегка приодеть- приобуть и нас,  и  себя.  Для  этих  целей  он  соорудил  "броник"  (  обмотанная  изнутри  несколькими слоями  фольги  сумка, чтоб  проносить   в ней вещи  через  ворота  на выходе из  магазина,  - не  звенит сирена ).  Взяв  в одном  из  магазинов  какую-то  мелочь,  из  другого  мы  вынесли  вроде  как  две пары  сандалей   и  ещё  чего-то .  Я помню,  что  ходил  по  магазину,  будто  бы  параличем  прибитый,  совершенно  не имея  представления  как  себя  вести  .
       Когда мы отошли от  магазина на  приличное  расстояние  и,  спрятавшись  в укромном  месте,  попытались  было  переобуться, откуда ни  возьмись  объявились  охранники, которых  мы  только  что  одурачили, как  нам  казалось .  Они  очень  спокойно  попросили  румына  пройти  за ними.  Мы  с Димой  стояли  как  вкопанные.   Когда  к нам  пришла  способность  соображать, мы пошли  в сторону квартиры,  в которой  жил  Дима  с белорусом .
       Не  скажу,  что  я расстроился  по  поводу  потери командира, но радости  или  облегчения  особого  тоже  не испытывал.  Стало  страшно.  Страшно  от  бессилия  и  невозможности  разрешить  проблему  привычным  способом.   Я уже  настроился  на  путешествие  в  страну, о  которой вообще  ничего  не  знал . Совершенно.  Почти. Я знал,  что  у нас  на  гребной  базе  самыми  ценными  были  датские  лодки  и  вёсла, и то,  что не успели  разобрать  по  домам,  мы  утопили  в  последнюю  очередь.  А имя  Ганс  всегда  считал  немецким.
      Квартирой  то  жилище,  в которое  меня  привёл Дима, назвать  было  можно, но  с трудом .  Это  было  нечто  для  лилипутов   или  кладовкой раньше .   Мы  решили  поговорить  обо  всём  на  следующий  день,  и  мне постелили  на  полу.    Поздно  ночью  в  дверь  постучал  кто-то  очень  испуганный.  Когда  я услышал  голос  румына, не  верил  своим  ушам.  Его  опять  вышвырнули  на улицу  как  собаку, не  став  заморачиваться  с его  депортацией  и прочими  процедурами,  требующими  немалых  денежных  средств .   Румын  так  и  сказал  им, что  если его выпустят,  он  в  течении  24 - х  часов  и  сам свалит и  ещё  двоих  дармоедов  с  собой  заберёт.  До  утра  мы  не спали,  разрабатывали план  скорейшего  бегства  из   Антверпена, из Бельгии.

         Так  как  денег  у нас   осталось  всего  ничего   (  я  за  неделю  спустил   всё  что  было, куда  и  как не пойму, но    полезного  для  себя  я не приобрёл  ничегo, не пил, не  играл, на  шалавах  сэкономил, а  деньги  профукал ),  нам  предстояло  обойтись тем,  что  мы  могли  раздобыть, без их   наличия.
          Нам  нужен  был   шланг и  канистра  сорокалитровая.  С помощью  этих  предметов  мы  намеревались  сливать  дизтопливо  с  фур.  Соответственно  надо  было  искать  для  угона  дизельную  машину.   Всё  это  Дима  притащил   откуда-то в  огромном  рюкзаке.  Пока  он  занимался  этим,   румын  вынес  из  книжного  магазина  атлас  автодорог  и  выписал  маршрут, по которому  мы намеревались  добраться  до  границы  с  Данией.   Банально, номера  трасс,  которые  вели  к Дании.  С   А-5   съезжаем  на   С - 67 и так  далее .  Выписав  маршрут, он  выкинул  атлас.   Потом  мы  сорвали  все  опознавательные  знаки (  все  лейблы  на одежде ,  всё,  где читалось  название  страны  производителя ,  всё,  где  что-либо  можно  было прoчитать, я  выбросил  билеты  с  футбола  ) -это  надо  было  для того, чтоб  нас  не  выслали  в ту  страну, название  которой  где-нибудь   читалось ( со слов  румына ),   так  как  ехать   мы  собирались  в  страну,  не  являющуюся  членом  шенгенского  соглашения.
         Потом  мы  раздобыли  огромные  ножницы, требующиеся  для  угона  авто.   В общем  провозились   почти  весь  день  и  уже  ближе  к  вечеру  были  готовы  в путь  дорогу .    Приготовленный  мною  ужин    румын  отказался  есть   категорически, посчитав  его  едой  для  собак .  Ему  не понравились  разжаренные  макароны, в  которые  я разбил  несколько  яиц  и  запёк   всё  это  дело  в духовом  шкафу .
     Как  только  стемнело  мы,  втроём  вышли  на  поиски  подходящего  авто.  Всё,  что  мы  собрали  в дорогу, пёр  на себе  Дима .   Те  редкие  машины  с  дизельными  двигателями, которые  мы  находили  в укромных  местах, я  не смог  открыть , сломав   в итоге ножницы .   Отвёрткой  ничего  не получалось, плюс  ко  всему  заморосил  дождь.  Я  бродил   по  ночному  Антверпену в  поисках  авто, которое  надо  было  угнать для  того,  чтоб  проехать  по  Бельгии, Голландии, Германии  и,  добравшись  до  границы  с  Данией,  бросив  её  у дороги,  пройти  границу  пешком.
      В конце  концов  я заявил,  что  мне  всё  надоело, я хочу  спать, и вообще  всю  нашу  затею  я  считаю  бредом  сумасшедших .  Я  говорил на русском, и  Дима, осознав,  что  ему  не  суждено  в  эту  ночь  уехать прочь  из  треклятой  страны, стал  плакать .  Румын  ничего  не  спрашивал,  понимая,  о  чём  я  говорю .
        -   Всё ,  Дима, веди  нас  в сторону  дома, к белорусу,  я  завтра  буду  спать  в  чистой постели,  а  утром  приму  душ,-  подытожил  я  свой  монолог.
       Румын  также  смирился, понимая,  что  по  крайней  мере  в  эту  ночь  нам  не  суждено  никуда  уехать.  Мы  медленно  шли   домой, перестав  проверять  на пригодность нашей  затее  автомобили.   Но.  Значит  Дима  очень  сильно  не  хотел  возвращаться  в конуру  под  крышей, а мы  с румыном  всё  же  надеялись  на  чудо. И оно  произошло.  Уже  под  утро  прямо  перед  нами  остановился  опель  аскона, дизельный,  и  пожилой  араб, выйдя  из   машины,   не  став  её  запирать, пошёл  куда-то.
       -   Дима, иди  за  ним,  и  если он  вздумает  вернуться  раньше,  чем  через  десять  минут, останови  его  и расскажи ему  свою  историю.  Ты  будешь  его  отвлекать,  а  мы  с румыном  уедем  в Данию  и пришлём  тебе  оттуда  вызов.
       Я  говорил, пока  араб  не  свернул  за  угол  дома .  Как  только он  исчез,  я  сел  за руль,  вырвал  проводку,  нашёл  методом  тыка  нужные  провода    и  пригласил  румына  сесть  рядом,  чтобы  вдвоём  сорвать  замок  блокирующий  руль. Мы  без  проблем  свернули ему   башку и  ещё  минут  десять ждали,  пока  Дима  соизволит  вернуться из дозора.
     Араб  остановил  машину, вышел из неё не закрывая, именно  в том  месте  и  в то  время, когда  нам  это было  нужно всем  троим.   Мы  пребывали  в  лёгком  недоумении, поначалу  молчали, а потом  дали  волю  эмоциям . Было очень  весело, признаюсь, стало  легко  и  спокойно  на  душе.   Дима  вывел  нас  на  дорогу,  с  которой  в   листе  у  румына  начинался   наш  маршрут.
         С той  минуты,  как  мы  тронулись,   я  сильно  переживал по  поводу  своих  водительских   кондиций.  Мне  было  страшно  ударить  в  грязь  лицом, подвести  кампанию,  мне  было  страшно  вдруг  узнать, что   то  единственное,  что  я мог делать на профессиональном  уровне, мной  пропито,  проколото  и  утеряно  безвозвратно .  Ведь  я  очень  давно  не  сидел  за  рулём ( несколько  лет )  и  был  впервые  на  дорогах  европейского  уровня .
         Убедившись  через  какое-то  время,  что   борозды  не  испорчу, я  успокоился  и  слушал  внимательно  рассказы  моих   попутчиков.    Когда  я  ездил  в дальние  рейсы, такие  разговоры   были  очень  важной  составляющей   работы ( для  меня ) .   В дороге  человек  становится  самим  собой ,   открывается  , многим  становится  необходимым  что  важное рассказать ,  кто  то   вспоминает   дела  давно  минувших  дней  , некоторые  слушают  и  мотают  на  ус .
        Дима  рассказывал,   как он  работал  в ресторане   аэропорта   Пулково.  Как  он  зарабатывал  сумасшедшие  по  тем  временам ( середина  девяностых) деньги  на  чаевых .   Как  приходили  бандиты  и  ему  каждый  по  очереди  говорил  во  сколько   и  чего  принести .  Допустим :   мне  в  два  часа  двадцать  одну  минуту  сорок  одну  секунду принесёшь  шестьдесят  восемь  грамм  ликёра ....  -  и так  человек  десять  "расписывали"  Диме  до  утра  его  и без  того   загруженную  смену .
        Рассказывал  он  на русском, я  переводил   румыну,  чего  не мог   перевести   просил  Диму  вспомнить  английский.    Проезжая  по территории  Голландии, я заснул  за  рулём  и  выехал  на  круговое  движение,  благо  машину  подбросило,  и  я  проснулся  вовремя (  я  наехал  на  круг  вымощенный  тротуарной  плиткой ).   Пока  я  отдыхал   на  заднем  сидении  на  сстоянке  большегрузных  авто  румын  с  Димой  заполнили бак  и  канистру.
           Дальше  ехали  без  происшествий, лишь на территории Германии   с нами  поравнялась  полицейская  машина, и  какое-то  время  полисмены  очень  внимательно  смотрели  на  нас.  Но  мы  с  румыном  выдержали  стойко  испытание, не подав  виду, а  Дима  в то  время  спал .
      Когда  мы ехали по Германии, позади  были  две  границы,  которые  мы проехали  без  досмотров  и  остановок  вообще.  Я рассказывал  ребятам,  как  я  проходил  границы  развалившейся  империи.  Рассказывал,  какие  только  козни  не  испытывал  на  своей  шкуре,  пытаясь  провезти  груз  по территориям,  вдруг  ставшими  независимыми  странaми.  Я  рассказывал,  какие  чувства  испытывал,  выезжая  на просторы  России  и  двигаясь  в сторону  Урала, покрывался  мурашками,  представляя,  какая  территория  простирается  перед  колёсами  моего  автомобиля.
        Я рассказывал,  какие  чувства  испытывал,  когда  задумывался  о  своём  возрасте, о  той  работе,  которую  выполнял, о том  доверии,  которое  мне  оказывали  взрослые  дяди.  За   время   в пути  мы  многое  успели  рассказать друг  другу, румын   слушал  и запоминал .  Он  потом  признался  мне, что  не понимает,  как  можно  говорить  о  таких   личных  вещах, и  всю  дорогу,  пока мы  ехали  по  Германии, он  то  и дело  перебивал  кого-нибудь из  нас   и вопрошал :  как  вы  могли  увести отсюда  свои  войска, кому  такая идея  в голову   пришла, уйти  из  побеждённой  страны,  потеряв  в страшной  войне  десятки миллионов  жизней ?????
             Ответа  на  эти  вопросы  у  нас  не было.    За  этими  беседами мы  подъезжали  к ярко  светящемуся  посту.   Осознав,  что  мы  немного   заблудились  или  недоглядели,  мы  вышли из  машины   и  спустились  с дороги   в  поле.  Недалеко  от  дороги  были  видны  редкие  огни, и  мы  пошли,   стараясь  обойти  пост.  Когда  мы  перешли  с  одной  страны  в другую,  было  непонятно.
        Никаких  автоматчиков   или  спущенных  с поводов  собак  мы не  ожидали и  практически  вслепую  шли  вперёд, оставляя  пост  на  границе  за  спиной.  В какой-то  момент  я услышал  лошадиное  фырканье   и,  пытаясь   в  темноте  нащупать  ограждение,  за  которым  виднелись  очертания   коня,   я  получил  разряд  тока, несильно.
        Румын  предложил   сесть втроём   верхом  на  коня  и  попытатся   уехать  как  можно  дальше  от  поста.  Но от этой  затеи  мы отказались, не видать  было  вообще  ни зги.   Потом  мы  напоролись  на  автомобиль,  стоящий прямо  посреди  дороги, в  котором  деревенская  молодёжь  занималась  очень  важным делом.  Благо  молодые люди были  увлечены  и  не  заметили  нас, чуть  было  не  споткнувшихся  о  их  машину .
        Ориентируясь  по  свету  автомобильных  фар, мчащихся  по  шоссе,  мы  пытались  как  можно  дальше  зайти   на территорию  Дании .  Первым  выдохся  я .  Мне  ужасно  больно  натирала  ногу  штанина, плюс  ко  всему  стал  моросить  дождь  .   Для  того  чтоб  выйти  на  шоссе, нам  предстояло  перейти  пoле,  на   котором  росла  невиданная  мною  ранее  культура.  Стeбли её  были  переплетены так  сильно, что  поле  представляло  собой  ковёр   по  пояс  высотой, по которому  невозможно  было  идти.
         Делали  мы  следующим  образом  :   по  очереди  ложились, и по лежачему проходили  следом  идущие.  Мы всё  делали  без лишниx  разговоров  и,  пройдя  таким  образом  поле ( метров  пятьсот),   измождённые  вышли  на  шоссе.   На  само  шоссе  также  без  посторонней  помощи  было  бы  крайне  тяжело  выйти.
           Я  помню,  как  меня не покидала  мысль  во  время   перехода  поля, мысль  о  том,  каково  было  переходить  подобные  препятствия  под  пулемётным  огнём, да  ещё  и  в  последние  дни    страшной  войны.
         Мы  шли  по  шоссе минут  пять. Из  резко  остановившейся  машины  вышел  человек  высокого  роста,  и  на  английском  языке  что-то  спросил.   Глядя  на  него,  я  словил  себя на мысли, что  не видел  ранее  датчан .  Я смотрел  на могучего  человека   и повторял  про  себя  как  заводной :   Это  викинг, самый  настоящий  викинг.
То,  что  перед  нами  был  полицейский  в  гражданской  одежде,  сомнений  не  вызывало. Пока  я восхищался  статью  потомка  грозных  завоевателей,  он  беседовал  с  румыном  о  игре  сбороной Румынии на  ЧЕ.  Румын  держался  уверенно,  чем  успокоил  меня. Через  несколько  минут  подъехала  подмога, нас  попросили  присесть  в машину.
       Что  говорить, мы  знали, румын  нас  проконсультировал  до мелочей,  насколько  это  было  возможным. Нас  привезли  в учaсток и,  разведя  порознь,  принялись  допрашивать. Переводчик был  на  телефонной  связи. Кто, как  оказался  на  дороге, откуда выезжал и  ещё   куча  вопросов, о  которых  я  естественно  сейчас  вспомнить  не  смогу. Несколько  раз предлагали  сознаться, что  мы  доехав  до  границы  на  зелёном  опель  аскона, бросили  его  на  дороге и,  обойдя  пост,  вышли  на  шоссе  уже на территории  Дании.
     Румын  предупреждал, что, сознайся  хоть  один  в этом, нас  всех   отправят   в Германию, а  оттуда  обратно  в Бельгию. Когда  допрос  окончился, мне дали  несколько  сухих  одеял  и  препроводили    в камеру.  Все  вещи  были   мокрыми  насквозь,  где  они   сохли  я не помню, помню,  что  плотно  укутался, удобно  улёгся  и  глубоко  уснул моментально .
        Утром  следующего  дня нас  повезли   на пост, который  мы  обошли  по  полям. На площадке   я  увидел  наш  боевой  опель, он  сиротливо   дожидался  продолжения  эпопеи.  Нас  завели    в  здание и,  сняв  отпечатки  пальцев,   оставили  в покое, ждать. На  сколько  я  мог  сообразить, отпечатки  снимали  немцы.  Им  предстояло  сличить   отпечатки, оставленные  в машине.  
         Румын  предупреждал,  что  такой  ход  событий  вероятен,  и  сотню  раз повторил  не  сознаваться  ни  в чём, а твердить  одно  и  тоже :   Я  ехал  в  закрытой  машине много  дней,  когда  выпустили, я  встретил  тех  парней, кто  они  и как  их  звать  я не  знаю.  В  общем   он  подготовил   меня  с Димой  ко  всякого  рода  неожиданностям, и  самое  главное  - всё  сработало  .

Мы проторчали на посту часа два, ещё через какое-то время мы были в местной тюрьме. Как нас и предупреждал румын, немцы не нашли наших отпечатков в опеле, и нас оставили на территории Дании, к чему собственно мы и стремились. Помню, что я очень сильно страдал без сигарет в тюрьме, и мне добрый дядя из Ирака выдавал два раза в день по сигарете.
Судя по всему, на границе отлавливали довольно таки много народу, и через дня два прогулочный дворик в маленькой тюрьме был забит нашим братом. Нас усадили в микроавтобусы и повезли в сторону столицы Дании. Километрах в тридцати от Копенгагена, находился лагерь беженцев Сандхольм. Когда мы ехали в лагерь, я увидел в окно машины страну, в которую мы проникли.
Очень ухоженная, чистенькая, такая уютная и гладенькая - как в сказке. Выехав на мост длиной несколько километров и высотой метров сто, у меня перехватило дыхание. Таких грандиозных сооружений мне видеть в жизни не доводилось. Мост показался мне таким громадным, что я не в состоянии был определить размеры военного корабля, шедшего в то время, как мы ехали по мосту под нами.
Я понял, что страна серьёзная, раз позволяет себе строить сооружения, под которыми курсируют бовые корабли, кажущиеся катерами с высоты постройки.
В лагере беженцев Cандхольм нас поселили в спортивном зале, полностью уставленным двухярусными кроватями. Спортзал был забит беженцами, все мужчины из разных стран. Были там и африканские представители, из бан гладеш, пакистана, афганистана, из восточной европы и, конечно же, экс юэсэса кантриз .

http://karamultuk-tuk.livejournal.com/15602.html

Записи из этого журнала по тегу «воруют»

  • Пенсионерка ударила электрошокером почтальона и скрылась в Таиландe

    17 января 2017 года 73-летняя жительница Тюмени Мария Павловна Кондрашкина ударила электрошокером почтальонa, который разносил пенсии, забрала у него…

  • Душещипательная история

    Две недели назад французские социальные сети буквально взорвала история 18-летнего Maëlig, который пять месяцев ночевал на улице - rue de la Boétie…

  • К юбилею дефолта 1998 года

    Комментарий у bloha_v_svitere: "Спасибо, Оленька, что помнишь обо мне и о том самом поворотном моменте в моей жизни, после которого я…

  • Воруют и "думай как вор"

    "Сегодня, 1 августа, с Большой Садовой 10 в Москве, неизвестной женщиной был украден кот Бегемот, штатный сотрудник Музея-Театра «Булгаковский Дом».…

  • Кража произведений искусств

    Инвентарь в конце 2017 года выявил, что из Национальной ассамблеи стащили четыре произведения искусства: гравюру и три картины современных…

  • Кража произведений искусств

    Зам префекта г. Brioude в 2006 году подменил на копию висевшую на стене префектуры картину Натальи Гончаровой "Георгины" и продал ее за 12 000 евро.…

  • Продолжение истории

    "Араб-нелегал жил в аэропорту, рылся в мусорках. 8 декабря, случайно открыв какую-то незапертую дверь, стащил две сумки денег - выручку магазинов в…

  • Кража наличных денег у пенсионеров

    К двум пенсионерам 86 и 87 лет в Ivry-sur-Seine (Val-de-Marne) зашли трое: якобы контролер, проверяющий счетчик воды, и два "полицейских". Отвлекая…

  • «Doxxing» ‪#‎BalanceTonVoleur‬

    Из США пришла и получает все большее распространение практика выкладывания на публичное обозрение в социальные сети или приклеивание на двери…

promo lilasbleu january 4, 2014 10:04 49
Buy for 20 tokens
На Всемирной выставке 1900 года была улица Будущего - «la rue de l'Avenir"- движущийся электрический тротуар, созданный американскими инженерами Schmidt и Silsbee, которые ранее сделали такой же для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году. Тротуар проходил по всей выставке в виде…

Комментарии

( 4 комментария — Оставить комментарий )
procurator0
20 июн, 2017 08:43 (UTC)
а чем интересны похождения совкового быдла? разве что ушедшую навсегда белую европу пожалеть еще раз.
lilasbleu
20 июн, 2017 11:23 (UTC)
С писателями здесь в ЖЖ напряженно теперь.
wlad_1978
20 июн, 2017 09:24 (UTC)

Сказка отличная, на 90-е годы тянет

lilasbleu
20 июн, 2017 11:21 (UTC)
Это 2000-2001 год.
( 4 комментария — Оставить комментарий )

Метки



Яндекс.Метрика







Map








Календарь

Декабрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Michael Rose