lilasbleu (lilasbleu) wrote,
lilasbleu
lilasbleu

Category:

"Belleville au coeur"

С интересом прочитала книгу о трех годах, проведенных на улице. Автор прославился благодаря твиттеру, где у него 30 000 подписчиков. Подняты разные аспекты жизни на улице: быт, помогающие ассоциации, правила и коды, группы бомжей, панки, наркоманы, собаки, религии, разные национальности, опасности, женщины на улице, проститутки (еще более уязвимые, чем бомжи), болезни, смерти, преступления и т.п. В приятелях алкаш-интеллектуал араб, молодой наркоман, отсидевший за убийство грузина, сумасшедший поляк и т.п. Написано с юмором и интересными историческими ракурсами (чувствуется, что человек начитанный, жаль, что спился). Например, во время холодной зимы 1900 года всех парижских бомжей насильно собрали и свезли в пригород Нантер, чтобы не замерзли на улице.

В Лондоне в метро не зайдешь прилечь, везде контолеры, попрошайничество запрещено, сквотов нет, за захват чужого жилья - тюремный срок. Полицейски вместе с жителями гоняют бомжей: "If you are a loser, you are loser".

"Никакой солидарности на улице нет, наоборот. Чем ты в большем дерьме, тем больше: ад - это другие..."

"В Парижа найти пищу не проблема, можем есть десять раз в день, если хотим. Есть ассоциации, религиозные миссии, коммерсанты квартала, симпатичные бары (отдают остатки), мусорки супермаркетов и окончание рынков. Тот, кто пишет "Я голоден" на картонке, - врет. Или это самый ленивый тип на планете. Это грустно говорить, но это правда."

"Когда я иду покупать мое пиво, я всегда останавливаюсь возле бутылок вина, профессиональная деформация (работал в ресторане люкса). Я прохожу мимо Petit Chablis, вина сухого и вульгарного. Если бы были возможности, я бы начал с Pouilly-Fuissé, которое на меня нежно смотрит, потом продолжил добрым Sancerre, на обед - у меня секретная страсть к винам из Berry и Beaujolais. Потом бы атаковал Gevrey-Chambertin. И вечер я бы закончил с Cheval Blanc в красивом хрустальном фужере."

"На улице есть три типа прохожих. Первого я зову Презирающий. Этот не может на нас смотреть, мы ему отвратительны. Для него мы все алкоголики и буйные. Он думает, что мы воняем, что мы не моемся и что мы гнездилище микробов. Он думает, что мы никогда не работали. Он знает из надежного источника, что мы хорошо зарабатываем, побираясь, лучше, чем он, который "рвет жопу, вставая каждое утро". Он думает, что мы все тут по собственному выбору.
Он хочет, чтобы мы испарились. Не проходить перед нами, разглядывая свои башмаки. Для него мы не существуем. Мы - то, что он боится видеть, то, чем он боится стать.

Второго назову Скромный. Он не осмеливается очень близко подойти, ни говорить с нами, но он на нас все-таки смотрит. Он дает монету, не произнося ни слова. Ему трудно смотреть нам в глаза, когда он наклоняется. Его страх другой, более человеческий, чем того, кто боится себя увидеть в нас.
Скромный интуитивно знает, что оказаться на улице - может приключиться с каждым, большая лотерея. Из-за этого ему трудно нас видеть, он чувствует себя беспомощны, ему стыдно. Он дает монету одному, но не второму, он не может все-таки облегчить страдания всей нищеты мира. Иногда в кафе он платит у стойки за второе кофе, невидимое, для следующего клиента, кто зайдет.

Третий тип - Добрый Самаритянин... (помогают, оплачивая комнату в мороз, заполняют бумаги и т.п.)"

"... Второй раз за день моя прежняя жизнь мне возращается, как бумеранг. Мой сын, моя жена, моя старая квартира и то, что мне кажется таким далеким сегодня и что я хотел бы снова найти: моя ванна, мой холодильник, моя кофемашина, мои вещи, моя библиотека. Все, что у меня было самого материального, самого конкретного. Я бы хотел прыгнуть назад на три года, даже на десять, чтобы быть спокойным, иметь время приготовиться к удару..."



P.S. После трех лет на улице ассоциация Emmaüs дала ему комнату в Clichy (92), но на работу он так и не устроился, хотя уже несколько лет прошло, написал, что в ресторане больше работать не хочет, а хочет быть журналистом. Целыми днями тусуется с другими бомжами, приехав в Париж, кормится на "дармовках" ассоциации, a "велфер" пропивает...
Твиттер неинтересный, это журналист Eloi Audoin-Rouzeau так талантливо оформил его мысли в книге.
Tags: Париж с изнанки, книжные полки
Subscribe

promo lilasbleu january 4, 2014 10:04 51
Buy for 20 tokens
На Всемирной выставке 1900 года была улица Будущего - «la rue de l'Avenir"- движущийся электрический тротуар, созданный американскими инженерами Schmidt и Silsbee, которые ранее сделали такой же для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году. Тротуар проходил по всей выставке в виде…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments