May 17th, 2017

Мясорубка для чайников: 25 советов по выживанию на войне, в плену и в тюрьме

1. Первые моменты самые важные

Как ты себя поставишь в эти первые минуты, так с тобой и будут общаться в дальнейшем. Держись с достоинством, знай себе цену, покажи, что можешь дать отпор и постоять за себя. Меньше говори, больше слушай. Не рассказывай о себе пока ничего. Не лезь со своими разговорами. Спросят — отвечай, не спросят — молчи. Никогда не стесняйся спрашивать сам. Любой мужской коллектив в замкнутом пространстве – это всегда немного театр, где внешняя атрибутика имеет значение. Поведение — та же самая атрибутика. На тебя будут смотреть: как держишься, как говоришь, какие слова употребляешь. Постарайся как можно быстрее понять, что здесь принято и допустимо, а что — нет. Смотри, что делают остальные, и делай то же самое. Когда поймешь, что к чему и кто есть кто, можно будет уже немного раскрепоститься.

2. Проблема веса

Но, бога ради, только не начинай быковать с порога. Твой статус со временем определится сам — согласно твоим личным качествам. «Весить» ты один черт будешь столько, сколько «весишь», и не надо прибавлять себе веса искусственно. Не надо кичиться связями, знакомствами, деньгами, физической силой или умом. И не надо показывать людям, что ты считаешь себя выше их, — это самое худшее, что можно придумать. Приземлят. Очень быстро и очень больно. А потом еще начнутся проблемы. Ты говорил, что у тебя есть связи и деньги? Ну, неплохо бы поделиться...

3. Установи контакт

В критической ситуации (например, в районе боевых действий вооруженные люди останавливают тебя на улице) самое главное — понять, к кому попал и на какой стадии накрученности люди находятся. Война — всегда повышенный уровень агрессии. Тут главное — не быть убитым на истерике. Неси что угодно, включай дурака, твоя задача — зацепиться языками и не быть убитым в первые пятнадцать минут. Тогда шансы повышаются. Основная цель — установить психологический контакт. Показать, что ты свой, ну или, по крайней мере, нейтральный.

4. Не изображай жертву

Никогда не ползай в ногах и не умоляй. Постарайся максимально сохранять достоинство, пока это возможно. Хотя это и сложно. Некая доля твердости — это уважается. Но и не перегибай палку. Не выпендривайся. Единственное, чего этим добьешься, — прикладом в лоб и в багажник. Помни, ты себе больше не власть. Власть — другие. Те, у кого оружие. И они могут — и будут — распоряжаться твоей жизнью.

5. Если начнут избивать, приседай
Collapse )
promo lilasbleu january 4, 2014 10:04 51
Buy for 20 tokens
На Всемирной выставке 1900 года была улица Будущего - «la rue de l'Avenir"- движущийся электрический тротуар, созданный американскими инженерами Schmidt и Silsbee, которые ранее сделали такой же для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году. Тротуар проходил по всей выставке в виде…

Жизнь в 50-е годы

24 апреля 1951 года Мука у нас продается три раза в год по три дня: к 1 Мая, к 7 ноября и, кажется, к Новому году. Очереди стоят с ночи многочисленные.
Булки есть в больших городах, в деревнях черный хлеб пополам с мякиной. Где же мука? Ведь когда-то Россия снабжала своей мукой всю Европу и в стране мука была везде в любом количестве.
Загадочная картина.
На нашей улице густая очередь стояла весь день от Литейной до Друскеникского переулка.

7 мая 1953. В массе весенние настроения, ждут смягчения режима, улучшения жизни, перестали чувствовать этот тяжелый гнет, висевший над страной.
Странное дело, но это так. Кажется, ничего не изменилось, а легче стало дышать. В Москве расшифровывают СССР: смерть Сталина спасет Россию.

18 октября 1953 Летом был опубликован приказ об уменьшении налогов колхозам, и вообще подняли шум вокруг хозяйственных вопросов. На мой взгляд, опоздали с этим исправлением ошибок. Опоздали на все 25 лет существования колхозов. Там никого не осталось. Раз уж в газетах пришлось сознаться, что скота в 1916 году было больше, чем теперь, на 4 ½ миллиона голов, значит, плохо дело.



Collapse )

"Генералиссимус желает быть верховным главнокомандующим во всех областях"

17 августа 1946 …Вчера вечером состоялось торжественное собрание писателей в Смольном под председательством Жданова. За ним на эстраду вышли Прокофьев, Саянов, Попков, все бледные, расстроенные: в Москве состоялось совещание при участии Сталина, рассматривали деятельность ленинградских писателей, журналов «Звезда» и «Ленинград», «на страницах которых печатались пошлые рассказы и романы Зощенко и салонно-аристократические стихи Ахматовой».
Полились ведра помоев на того и на другого. Писатели выступали один подлее другого, каялись, били себя в грудь, обвиняли во всем Тихонова, оставил-де их без руководства. Постановили исключить из Союза писателей Анну Ахматову и Зощенко. Их, к счастью, в зале не было.
На московском заседании Прокофьев сказал Сталину: «Но ведь не мы одни, в московских журналах также печатают Ахматову». На что Сталин ответил: «Мы и до них доберемся».
Много рассказывала Анна Ивановна, она все записывала. Рядом с ней сидел, по-видимому, чекист. Он все заглядывал на ее писание, и она перешла на армянский. Тогда он ее спросил, на каком это она языке пишет!!

По-видимому, наступил период «торможения» по Павлову, и торможения крепкого. Генералиссимус желает быть верховным главнокомандующим во всех областях.


Collapse )