September 22nd, 2018

Айрис Апфель

Сегодня, в свои 97, Айрис Апфель входит в список 500 самых влиятельных людей в мировой модной индустрии (influenceur, Influencer) по версии издания Business of Fashion. Она выпускает очередную книгу и участвует в масштабной кампании по ее продвижению, выступает лицом мировых брендов первой величины, посещает модные мероприятия, участвует в фотосессиях и раздает интервью.



10 советов Айрис Апфель, которые полезны всем

1. Не сходите с ума из-за возраста.
Я никогда не думала о своем возрасте. Возможно, в этом секрет. Я не думала о годах – просто шла по жизни сквозь них. Возраст – это всего лишь число.

Еще я осознала, что работа – как лекарство для меня. Я люблю то, что я делаю, я вкладываю все мое сердце и душу в это.

Да, стареть – это не для слабаков. И что с того? Ты начинаешь падать, но потом собираешься, выпрямляешься и идешь дальше. Тебе может не нравиться, что ты стареешь, но какова альтернатива? Ты все еще здесь, так радуйся! Вложи свой опыт в работу, поделись с людьми тем, что ты можешь им дать.
Collapse )

https://www.instagram.com/iris.apfel/
promo lilasbleu january 4, 2014 10:04 51
Buy for 20 tokens
На Всемирной выставке 1900 года была улица Будущего - «la rue de l'Avenir"- движущийся электрический тротуар, созданный американскими инженерами Schmidt и Silsbee, которые ранее сделали такой же для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году. Тротуар проходил по всей выставке в виде…

Зоопарк во время блокады

«Один из самых страшных образов войны ленинградские дети-юннаты, помогавшие в зоосаду, увидели в августе 1941 года, - рассказывает Дмитрий Васильев. – Тогда вышел приказ убить всех крупных хищных животных. Был риск, что испугавшиеся взрывов и бомбежек тигры и львы выбегут из деревянных вольеров и ринутся на улицы Ленинграда. Будущая сотрудница зоопарка, а в 1941-м – юннат Ольга Подлесских - рассказывала, что она осознала весь ужас войны, когда в августе, привычно придя в зоосад, увидела целую гору трупов расстрелянных львов, леопардов и волков в лужах крови… По ее словам, именно тогда они, дети, поняли, что война не где-то далеко, а вот она, рядом».

«Я не знаю, рассказывать ли эту историю на экскурсиях. Она действительно страшная, - задумчиво говорит Дмитрий Васильев. – В зоосаде остались три павиана-гамадрила. И вот в самую страшную зиму 1941-42 годов одна из них решает родить… «Наверху» узнали, дали приказ: выходить детеныша любой ценой. Но у истощенной матери не было молока. Тогда обезьяненку стали каждый день приносить молоко из ленинградского роддома, сцеженное в бутылочку (!) Вы догадываетесь, чье это было молоко? И детеныш пережил блокаду». Пережили ли ее те дети, которым молока не досталось, неизвестно.

...животные Ленинградского зоосада были государственным достоянием, материальными ценностями, и за каждое – как за служебный автомобиль или станок – сотрудник отвечал головой. Но звери продолжали погибать. Каждый труп подлежал строгой отчетности. Даже умершего оленя или птицу нельзя было скормить голодающим хищникам без акта списания-приемки. Копытных кормили пареными и вареными опилками, небольшим хищникам добавляли рыбий жир.

Труднее всего было с хищными птицами – они отказывались есть баланду. Тогда догадались заворачивать опилки в шкурки животных, и птицы, разрывая шкуру, поедали и их.

Животные умирали не только от голода, но и от стресса. От постоянного грохота бомбежек у них случались инфаркты, инсульты. Так умерли два тигра, медвежата… Как-то в загон с бизоном попал снаряд. Бизона не задел, но зверь от страха вырвался из ограды и рухнул в воронку. Люди стали делать мостки, доставать какие-то доски – и вытащили его оттуда.

В Ленинграде в эту зиму, по официальным данным, было зафиксировано 600 случаев людоедства. Съели всех домашних и уличных собак, кошек, крыс. А в зоопарке – куча мяса в виде бегемота, птиц, зверей…

«Зоосад охранялся вооруженной охраной. Я вполне допускаю, что были попытки проникновения, кражи животных и птиц. Но достоверно о них не знаю. Допускаю также, что сами сотрудники зоосада выжили, потому что было что съесть из убитых или умерших животных, - рассказывает Дмитрий Васильев. – Но для них это была работа, обычная работа. Как блокадная балерина приходила в театр, снимала валенки и танцевала, так и они кормили и выхаживали своих зверей, делали свою работу».

Остальное здесь: http://www.rosbalt.ru/piter/2014/01/17/1220795.html